«Войти нельзя выйти»: как перестать заниматься активизмом. Или не перестать?

Активизм не может быть одновременно и поддержкой, и нарциссическим утешением, и смыслом, и удовольствием, и всем остальным. Как в случае с созависимостью, стоит постоянно быть начеку: а если у меня забрать эти отношения — что останется? Публикуем материал Вики Биран, подготовленный для MAKEOUT.

Год назад я готовилась «выйти» из ЛГБТ-активизма. Слишком много было усталости, разочарования, конкуренции. Слишком мало фидбека, результатов, денег, вдохновения. Но к важному решению я обычно иду маленькими шажками и с каждым новым шагом проверяю свое решение на прочность. Так, прежде чем решиться купить дорогой компьютер, я купила непромокаемый рюкзак для него. Так, прежде чем завершить отношения, я заручилась поддержкой психотерапевтки. Так, прежде чем перестать заниматься (ЛГБТ)-активизмом, я взяла несколько интервью у «бывших» ЛГБТ-активистов (их можно прочитать здесь и здесь). И именно так я обнаружила, что не хочу «выходить», но точно хочу трансформировать свой активизм. 

*Несмотря на то, что я пишу этот текст с позиции ЛГБТ-активистки, я уверена, что этот опыт можно перенести и на другие виды активизма. 


Что хорошего дал мне активизм?

Я могу реализовывать свои идеи

Это сродни волшебству. В мире большое количество всякого г**на: капитализм, патриархат, гомофобия, расизм, сексизм… Список длинный. Беларусская реальность уж тем более пестрит несправедливостью. Вместо того чтобы грустить, вздыхать, винить человека/общество/государство, я могу действовать, могу находить поддержку, могу свои фантазии обращать в реальность. В ту реальность, в которой я хочу жить, а не которая мне только снится.

Я постоянно учусь новому

За время моей активистской деятельности я освоила несколько профессий и в разных обстоятельствах могу назвать себя: проектной менеджеркой, финансовой менеджеркой, журналисткой, организаторкой мероприятий, актрисой, менеджеркой по коммуникациям, копирайтеркой, консультанткой… Я создаю рассылку для тысячи подписчиков и записываю подкасты в своей спальне. Я не боюсь видеоинтервью и могу вести прямые эфиры. Я владею корректной терминологией и инструментами цифровой безопасности. Более того, у меня не возникает вопросов к своей профессиональной идентичности, потому что я знаю о существовании понятия «мультипотенциальных людей», к числу которых себя отношу. Каждый мой новый проект — это немножечко новая жизнь. Рутиной здесь и не пахнет! А еще на мой почтовый ящик постоянно приходит информация о разных образовательных возможностях, которыми я могу бесплатно воспользоваться и научиться чему-то еще! 

Я нахожусь в сообществе, причастна к чему-то важному, у меня есть чувство смысла

Хорошо помню тот день, когда я приехала в Берлин и меня поселили на время в женскую* коммуну, где нет цис-мужчин и есть общая полка с продуктами. Оказалось, что я — часть феминистского сообщества, где люди проявляют солидарность и помогают друг дружке. И мне помогают тоже! Потому что я — часть сообщества! От этой мысли я танцевала на улице, потому что в этот момент одиночество уходит на задний план. Потому что если у меня есть подруги-активистки по всему миру, готовые мне помочь, значит, не такой уж я и плохой человек! А еще я точно знаю, что вовлечена в важные события, которые происходят в моей стране. Что я не только молчаливая наблюдательница (или сочувствующая), но и нахожусь в центре событий и стараюсь влиять на то, чтобы жить в том (со)обществе, за которое мне не стыдно. 

Контакты, знакомства, общение, тусовки

Кто сказала, что у активисток самые крутые тусовки? Дайте ручку, я подпишусь! Люди в моем окружении настолько страстно сражаются с несправедливостью, насколько страстно потом танцуют, занимаются сексом, рассказывают истории, напиваются, путешествуют, ввязываются в авантюры, советуют книжки и так далее! Не нужно рассказывать о тусовках активисток, на них нужно быть. 

Свободный график и путешествия

Это моя огромная привилегия! Конечно, я не могу ехать исследовать кофешопы голландских деревень или смотреть на закат на Иссык-Куле в любой подходящий для меня момент, но я точно могу это делать чаще, чем мои подруги, которые работают в корпорациях, имеют фиксированный рабочий график и пейзажную открытку над столом в оупен-спэйсе. А еще я была на активистских тусовках в разных странах и уверенно заявляю, что хорошо может быть как в протекающей палатке в глухом лесу в Германии, так и на белоснежных простынях в многозвездочном отеле в Вильнюсе. 


Что плохого дал мне активизм?

Цинизм, нечувствительность, тревогу, бесконечное чувство несправедливости

Вы смотрели когда-нибудь выпуски Euronews? Я как-то пыталась. Думала, что нужно быть на связи с реальностью, и за завтраком включала этот канал. Больше так не делаю. Новости, конечно, бодрили, но лучше бы я выпила дополнительную чашку кофе. Лодка с мигрантами затонула у берегов, исчез еще один вид китов, перестрелка в Палестине, США строит стену на границе с Мексикой… Загляните как-нибудь во френдленту активистки. Это похоже на выпуски Euronews, только всё происходит не с чужими людьми, а с вашими реальными знакомыми и подругами. И справляться со всем этим потоком дурных новостей очень непросто. Хорошо, если есть психотерапия или опция «не читать новости». Но прежде мне пришлось узнать, что такое тревожное расстройство, паранойя, депрессивный эпизод, бессонница, я перепробовала разрешенные и запрещенные препараты… И не факт, что навсегда застрахована от повторения прежних сценариев (хотя очень надеюсь). 

Перманентный стресс 

Я намеренно отделила этот пункт от предыдущего. Это не про тревогу или чувство несправедливости, которые то возникают, то пропадают. Это про стресс как фон любой деятельности. Когда очередной врач мне говорит на какую-нибудь болячку «это у вас от стресса», я думаю: черт возьми, и что мне делать с этой информацией теперь? А-а, это от стресса, нет проблем, я быстренько удалю все факторы стресса как исключу острое и соленое из рациона. Нет, блин! Чтобы избавиться от стресса, мне придется избавиться от себя самой! Стресс — это как коронавирус, потеющие подмышки или мимические морщины. Он просто есть, и с ним учишься существовать. Специфика активистской деятельности заключается в том, что стресс не оставишь просто так в офисе ждать тебя до следующего дня. Стресс находит меня в постели, в туалете, на прогулке в парке, везде! Однажды я проводила образовательное мероприятие для активисток в оздоровительном комплексе, где в придачу предлагались разные спа-процедуры.

Я выбрала для себя шоколадное обертывание. Это казалось наивысшей формой заботы о себе. Я готова была усесться на шоколадное облако и улететь в волшебные дали! 

Каково же было мое разочарование, когда я обнаружила себя обмазанную шоколадом, завернутую в одеялко в комнате с приглушенным светом и расслабляющей музыкой — со сжатыми, блин, челюстями, потому что даже в этом шоколадном коконе я думала о том, что же я могла упустить и всё ли в порядке. А еще в активистском поле часто возникают взаимные обидки из разряда «почему вы не ходите на наши мероприятия». Я была по обе стороны — и тех, кто задает эти вопросы, и тех, кто на них отвечает. И ответ подразумевается обычно один и тот же — просто мы все очень за***нные. 

Неопределенность, неуверенность в будущем, отсутствие социальных гарантий 

Так получилось, что мне 30 лет и у меня нет трудовой книжки. Мне не начисляется пенсия. У меня нет квартиры и машины. У меня нет детей и животных. У меня нет высшего образования. Есть страховка на год, но она скоро закончится. На вопрос «Кем вы работаете?» я обычно отвечаю «безработная». Просто потому, что так скорее отстанут. Я плачу налоги, хотя предпочла бы этого не делать, потому что не доверяю государству, в котором живу. Наверное, мне пора бы начать откладывать деньги «на старость», как это уже делают некоторые мои мудрые подруги, но я всё оттягиваю этот момент.

Я слишком много знаю 

Была песня у Алёны Свиридовой со словами «просто я слишком много знаю, меня пора убить». Меня не пора убивать, но иногда мне кажется, что я знаю больше, чем хотела бы. Я не могу спокойно пойти тусоваться в какой-то клуб, потому что знаю неприятные подробности биографии его владельца. Я знаю, какая организация работает подло, а пишет про себя красиво. Я знаю, кто что у кого украл, кто с кем спит, кто кого не любит… Я многое знаю, но не могу об этом говорить. Иногда мне кажется, что мне уже тесно в Минске, что я не могу здесь расслабиться и быть незаметной. 


О чём надо помнить? 

Это не советы, ни в коем случае. Я не хочу давать советы (тем более без запроса на это) и уверена, что каждый человек — лучший эксперт в своей жизни. Это выводы, которые я сделала для себя и которые, на мой взгляд, могут быть полезны другим. Вне зависимости от того, хотят эти другие начать заниматься активизмом, продолжить заниматься активизмом или поскорее распрощаться с ним раз и навсегда. 

Не класть все яйца в одну корзину

Активизм не может быть одновременно и поддержкой, и нарциссическим утешением, и смыслом, и удовольствием, и всем остальным. Как в случае с созависимостью, стоит постоянно быть начеку: а если у меня забрать эти отношения — что останется? Круто иметь «в запасе» другие источники самореализации и поддержки. Чтобы в один прекрасный момент, когда вы решите с активизмом «расстаться», вы смогли оглянуться и понять: круто! Я — это не только мой активизм. 

Разделение источников дохода

Это сложная тема, о которой не очень принято говорить, в том числе по причинам безопасности. Тема другой дискуссии: а если я получаю деньги за свою активность — активизм ли это? Здесь, не вдаваясь в детали и глубокие разбирательства (даже среди моих подруг бытуют противоположные мнения), я хочу сосредоточиться на следующих утверждениях.

Чтобы не попасть в ловушку перманентной необходимости написания новых проектов, которые уже и делать не хочется, но ведь «жить за что-то надо», я предлагаю не делать активизм единственным источником своего дохода и постараться вспомнить: а в чём еще вы хороши? Что еще у вас получается? В чём бы вы хотели развиться? При этом необязательно работать на корпорации и чувствовать отчуждение по отношению к своей работе. Например, услуги по переводу, созданию иллюстраций или дизайну сайтов востребованы в самых разных сферах.

Я уверена, что невозможно одновременно быть низовым активистом и ежегодно покупать себе самую крутую модель смартфона. Другая крайность — когда люди вкладывают все свои силы и время исключительно в активизм, при этом не имея возможности платить за жилье, покупать еду и периодически отдыхать. 

Эту дилемму разные люди решают по своему. Например, я знаю случаи, когда люди всё-таки решают вкладывать свои умения и навыки в активистскую сферу, берут за это денежную компенсацию, которая помогает им удовлетворять базовые нужды, и при этом работают четыре дня в неделю. Еще вариант — сочетание низового активизма и работы в НГО-структуре, где у вас есть определенные профессиональные навыки и обязательства, но при этом работа построена в соответствии с важными для вас ценностями. Баланс между работой и активизмом сложен, но возможен.

Нет правильного пути

Здесь никто не даст четких установок, не представит готовых сценариев. Неспроста большое количество активистов посещает психотерапевтов, ведь каждый день приходится делать огромное количество самостоятельных выборов и возвращать себе ответственность за свою жизнь. В процессе формирования собственного пути важно обращать внимание не только на тех, кто вызывает у вас раздражение, злость, недоверие (а таких людей обычно вокруг пруд пруди, в том числе в активистской среде), но и на тех, кто вызывает уважение, восхищение, восторг и интерес. Возможно, в следующий раз на кофе можно пригласить как раз претендующих на то, чтобы попасть в вашу «ролевую модель»?

Не растить корону

Активистская корона — это такая специальная корона, которая вырастает, когда люди немножко теряют связь с реальностью и начинают думать, что их активизм — «самый активный активизм», что все другие занимаются фигней, что их мнение самое важное и все вокруг вообще немножко дураки. Безусловно, важно не умалять свои заслуги и не обесценивать свою деятельность, но в то же время важно не преувеличивать свое значение и не делать себя главной смотрящей по ЛГБТ/феминизму/анархизму/веганству и т.д.  

Перемены необходимы

В самом широком смысле. Если вы 5 лет работаете бок о бок с одними и теми же людьми, есть вероятность, что все вместе вы будете развиваться, поддерживая друг друга. Но есть также вероятность, что вы наоборот, будете друг друга сдерживать. «Каб любіць Беларусь, нашу мілую маму, трэба ў розных краях пабываць», — поет Лявон Вольский, и я понимаю, что поет он здесь не только про Беларусеньку, но и про наши активистские коллективы, сферы деятельности, съемные квартиры, цвета волос, расписание спорта и многое другое. 


P.S. Недавно у меня была рабочая встреча, после которой я плакала. Меня не воспринимали всерьез, обстебали, сомневались в моем профессионализме и честности. Может быть, это случилось, потому что я ношу лидские кеды и крашу волосы в синий? Или у людей есть негативный опыт, который перенесли на меня, проще говоря, я просто «под руку попалась»? А может, дело в том, что открытая лесбиянка и ЛГБТ-активистка? Потом я погуляла немножко с этой мыслью, подышала весенним воздухом и поняла, что дело не во мне. Я не могу исправить людей, которые позволяют себе выстраивать коммуникацию таким образом, но я могу напомнить себе, что это был не активизм, а работа. В этой ситуации я с большей вероятностью могу позволить себе быть холодной, беспристрастной и менее, чем обычно, чувствительной. А всю страсть сублимировать потом в этот текст, который уже давно во мне зрел.

 

<< Previous article

Как организовать группу поддержки?

Subscribe to the newsletter!

Stay updated with the latest articles, news and stories.