«Сloset Free»: как инициатива из областного города Беларуси рассказывает про феминизм и ЛГБТ там, где это очень нужно

Инициатива «Сloset Free» появилась в Витебске в марте 2019 года. Существуя совсем недолго, команда успела расшевелить родной город и стать заметным событием в беларусском ЛГБТ- и фем-активизме. 

Сейчас «Closet free» делают пять человек. Это Ксюша, Дима, Саша С., Саша К. и Соня. Вместе они устраивают кинопоказы, обсуждения, тренинги, воркшопы и лекции на темы, которые команде кажутся важными. Среди основных – ЛГБТК+ и феминизм, а также уязвимости и дискриминация вообще. Мы поговорили с командой «Closet free», чтобы узнать про выбор названия, критику, поддержку и мотивацию продолжать. 

– Расскажите немного про вашу деятельность. Что у вас уже произошло, что сейчас реализовывается, какие планы на будущее?

Ксюша: На самом деле, мы только развиваемся и собираем аудиторию, смотрим, что ей интересно и нужно.

Мы проводили и образовательные, и развлекательные мероприятия.

В данный момент хотим сделать упор на образовательные, потому что даже среди тех людей, которые приходят к нам, многие не знают «квир-терминологии», у них нет представления о реалиях ЛГБТК+ людей в Беларуси и во всем мире вообще.

К тому же мы налаживаем сотрудничество с местными НГО и инициативами, чтобы повысить нашу видимость и, возможно, провести какие-то совместные мероприятия.

– В какой атмосфере вы работаете? С какими сталкиваетесь реакциями? Вдохновляет ли вас чувство, что ваша деятельность нужна другим людям? Есть ли при этом давление, какое-то беспокойство в связи с вашим активизмом?

Ксюша: Так получилось, что с самого начала я в «Closet Free» занимаюсь связями с общественностью. При обращении ко всем общественным организациям и инициативам Витебска я получала только положительную реакцию. Было много помощи и интереса к нашей деятельности. Серьезно, на протяжении почти полугода нашего существования мы не услышали ни одного плохого, критического или осуждающего отзыва! И давления пока что не почувствовали. Разве что в том смысле, что у людей очень много ожиданий на наш счёт. Это немного сложно, поскольку у всех людей в команде есть обязанности и интересы помимо активизма, и мы можем посвящать ему лишь определенную часть наших жизней.

Беспокойству по поводу возможного давления со стороны властей всегда есть место, пусть пока мы ни с чем подобным и не сталкивались. Я знаю про историю с милицией инициативы из Могилева. Да, на какой-то момент это немного выбило нас из колеи. Но мы собрались, мы здесь, и мы будем стараться изменить реальность к лучшему.

Отклики, которые мы получаем от участников и участниц наших мероприятий, – лучшая мотивация и лучшее средство от выгорания, которое только может быть.

 

– Как вы собрались вместе и стали «Сloset Free»? Как действует ваша команда, кто и за что отвечает?

Ксюша: Инициатива «Closet Free» получилась практически спонтанно. Не было такого, чтобы кто-то долго вынашивал идею.

Своим созданием и существованием мы обязаны проекту о гендере и сексуальности «MAKEOUT». Я попала на их школу креативного лидерства «OUTLOUD». Там нас учили ведению подобных проектов: были различные модули, которые в итоге дали довольно подробное представление о том, что делать, если ты вдруг решил_а замутить такое. Не перестану петь дифирамбы «MAKEOUT» – они полностью изменили мою жизнь.

К концу школы планировалось воплотить задуманные участниками и участницами проекты. К тому моменту я уже знала, что хочу сделать в Витебске пространство, похожее на то, что формировалось на встречах «OUTLOUD». Менторы и менторки из «MAKEOUT» помогли преобразовать эту идею в конкретный проект.

Передо мной стояло много задач: нужно было создать команду, найти местные организации, с которыми можно поддерживать сотрудничество и т.д. Я просто спрашивала знакомых, которым могло бы быть интересно участвовать в инициативе. Так у нас образовалась команда из трёх человек: это были я, Саша С. и Саша К. Впоследствии к нам присоединились Дима и Соня.

Саша С.: Нет такого, что за кем-то постоянно закреплена одна и та же задача: все берут на себя обязанности по мере сил в момент подготовки того или иного мероприятия. Мы пытаемся строить горизонтальную структуру управления, но это очень сложно. У всех помимо активизма есть своя жизнь, работа, учеба. У всех свои возможности в плане публичности и открытости. 

– Когда вы решили собраться в команду, что было основной мотивацией, какова была цель? Что вы хотели сделать для себя и для других людей? 

Ксюша: Ну лично для меня было важно создать некое нефизическое пространство, где всем было бы комфортно, где все могли бы поговорить на темы феминизма, ЛГБТК+, где все могли бы быть самими собой и не скрывать свои идентичности.

В течение полутора лет я ездила на различные проекты в Минск, и там на каждой встрече формировалась потрясающая атмосфера, без языка вражды, где все друг друга уважают и относятся крайне толерантно. В Витебске же было очень мало мест (если они вообще были на тот момент), где можно почувствовать себя свободно, будучи представительницей или представителем уязвимой группы. Здесь практически не развито видимое ЛГБТ-движение. В подростковом возрасте, когда ты только начинаешь понимать о себе какие-то вещи, это чувствуется очень явно. Ты не знаешь, куда пойти, кому задать вопросы о себе, о мире. Ты думаешь, что ты од_на так_ая в этой стране и особенно в этом городе.  

Каждый раз, когда я возвращалась со встреч в Минске, у меня чуть-чуть разбивалось сердце от понимания, что в моем родном городе очень много людей просто не могут быть собой большую часть времени.

Когда задумывался проект, главной целью было повысить видимость ЛГБТК+людей друг для друга, а также создать комфортную для всех площадку.

Другой целью было привлечение внимания к ЛГБТ-сообществу Витебска, к его проблемам, основной из которых является слепая вера в то, что «у нас таких нет». Образование – это ключ к толерантности, поэтому нам хотелось донести до широкой аудитории информацию о том, кто такие ЛГБТК+-люди, что они существуют, что их не надо бояться или относиться к ним враждебно.

 

– Как пришла идея названия? Что вы хотели им выразить? 

Ксюша: название у нас получилось выбрать достаточно быстро. Если честно, «Closet Free» – один из первых вариантов.

Cаша С: Мы хотели придумать емкое, говорящее название, уникальное и интересное. Я призадумалась, пытаясь выйти на какую-то игру слов, и вдруг в голове само собой появилось название «Closet Free». Я рассказала о своей идее девочкам, им тоже оно показалось необычным. Так мы и окрестили себя. В названии «Closet Free» заключена надежда, что однажды все «шкафы»* опустеют, люди обретут свободу и смогут смело открыться миру такими, какие они есть.

*Справка: Выражение «каминг-аут», которым обозначают добровольное раскрытие своей сексуальной или гендерной идентичности, появилось из сокращенного «coming out of the closet». В буквальном смысле это значит «выйти из шкафа», но чаще выражение используется в переносном смысле – «открыться как часть ЛГБТ-сообщества»). 

Саша К: Это название символично, потому что проблема каминг-аута и свободы любить все еще является очень острой.  

Ксюша: Изначально наша команда целиком состояла из филологов, и выражение «coming out of the closet» мы знали хорошо.   

Поскольку мы хотели создать пространство, свободное от предрассудков, название «Closet Free» показалось идеальным. Для нас очевидно, что «шкафы» и разные ярлыки – это проблема не только ЛГБТК+-сообщества, но и других уязвимых групп.


– Расскажите немного про Витебск. Каким он вам кажется в смысле атмосферы, потребностей и возможностей? 

Ксюша: Витебск считается художественной столицей. Здесь много художников, много андеграундного движа. Есть организации, которые предлагают неформальное образование. Я не могу сказать, что Витебск мертвый город в плане гражданского активизма – тут много чего происходит, но это слабо освещается, и только люди с активной гражданской и социальной позицией в курсе событий.

До сих пор не уверена, что хорошо понимаю ЛГБТК-историю Витебска. Мы знаем, что здесь проводились мероприятия «Dotyk» и «Гей-Беларуси» (прим.: организация уже не существует). Есть пара локальных ЛГБТ пабликов, участники которых периодически собираются. Однажды была облава на гей-вечеринку. 

У нас, к счастью, нет таких газет и порталов как гомофобный «Вечерний Могилев». Хотя иногда и местные «Витьбичи» могут выпустить гомофобную или антифеминистскую статью.

В целом, наверное, Витебск такой же, как и любой другой регион. Очевидно, что в Минске как в столице инфраструктура для ЛГБТК-людей развита лучше. 

Уровень осведомленности о том, что приемлемо в прогрессивном обществе, а что – нет, в Витебске и в Минске разный. Люди в Витебске попросту могут не знать, что обижают кого-то своими словами. Здесь не развит гендерно-нейтральный язык, почти не было мероприятий о языке вражды и пассивной агрессии. Нет осведомленности о важных для ЛГБТК+ сообщества Беларуси моментов.

Я не считаю, что в данном случае незнание не освобождает от ответственности. Витебский контекст как контекст регионального города отличается от столичного. Смотря на довольно развитое комьюнити в Минске и на нашу аудиторию в Витебске, я вижу очень большую разницу.

Я понимаю, откуда растут ноги у своеобразной «неграмотности» людей из регионов. Но это понимают не все. Не скажу, что витебских в Минске воспринимают как «деревню»... Просто иногда не оставляют права на ошибку.

 

– Какими принципами вы руководствуетесь? Что для кажд_ой из вас самое важное в активизме, почему вы не смогли быть на позиции «просто живу и не высовываюсь»?  

Ксюша: Не знаю, насколько это хороший принцип, но я всегда была человеком «кто, если не я». Плюс, что касается развития активизма в Витебске, я определенно во многом делаю это и для себя лично, поскольку живу тут. Да, наверное, легче просто переехать в другой город, в другую страну, но в какой-то момент понимаешь, что везде не «идеально».  

Тут как в компьютерной игре: можно «считить» и с помощью кодов обойти все сложные препятствия. Но ведь тогда игра теряет всякий смысл, тебе просто становится неинтересно.

Саша С: Для меня одной из причин участия в активизме стала мысль о том, насколько одинокими, изолированными и непринятыми порой чувствуют себя ЛГБТК+-люди. Конечно, эти чувства знакомы абсолютно всем людям, но если твои проблемы, чаяния и мечты не вписываются в традиционные рамки, то тебе еще и некуда обратиться, некому довериться. Мне захотелось стать частью того маленького мира, пространства, где будет царить безопасность, где другие могут найти поддержку, утешение и понять, что они не одни. 

Саша К: Для меня главной причиной участия стал банальный интерес. Потому что это свежо, это оригинально, а главное ‒ это очень нужно. Мне приятно чувствовать свою причастность к команде и то, что я могу приносить практическую пользу людям, которым это необходимо. 

Дима: Я человек простой. Не люблю несправедливость, не люблю несправедливость терпеть. Я хочу, чтобы мир стал немного лучше, и для этого прикладываю усилия. Если мы хотим чего-то добиться, то всегда должны что-то сделать для достижения желаемого. Иначе никак. Если ничего не сделать – ничего не будет. Это мой главный принцип, а главный девиз – «No hate» («нет ненависти»). 


– До последнего времени ЛГБТ-активизма как такового в регионах не было – только сервисные организации, работающие на профилактику ВИЧ и СПИД и собирающие вокруг себя гомосексуальных мужчин, для которых это было единственной возможностью побыть в сообществе. Вы одни из первопроходцев. Что вы про эту роль думаете? Сложно ли?

Ксюша: Я вижу очень много проблем в обществе. У меня много знакомых, которые большую часть осознанной жизни провели в социальном пузыре, где все прогрессивные и толерантные. Но на самом деле существует очень много людей вне этого пузыря. Когда жизнь дает тебе такой своеобразный реалити-чек, ты понимаешь, что да, многие до сих пор считают, что у женщин не должно быть доступа к образованию и большинству профессий, что домашнее насилие – это норма. А те, кто не считают, не знают куда обратиться и что с этим делать. Это тоже дает мотивацию действовать, чтобы изменить такую ситуацию.

Сложно ли? Сложно, да, в том плане, что иногда даже понятия не имеешь, за что взяться.

Дима: Лично мне роль активиста подходит. Я вырос в небольшом поселке, где люди, скажем так, не особенно современных нравов. И я с течением времени понял, что в нашей стране так со многими людьми. Я знаю, какие проблемы есть у разных социальных групп, а в том числе женщин и ЛГБТ-сообщества. 

В том направлении, в котором мы работаем, достаточно сложно из-за отношения к проблемам и на государственном уровне. К сожалению, общество во многом здесь поддерживает государство.

Мы стараемся начинать с малого. В силу совсем небольшого опыта мы не можем все знать и все уметь, но мы будем стараться расширять поле деятельности нашей инициативы, совершенствовать способы достижения наших целей. 

– Вы начинаете активизм во время, когда уже очень много пишут про выгорание, про важность поддержки и солидарности внутри активисткого сообщества. Чувствуете ли вы, что доступность информации влияет на ваше благополучие и уверенность в себе? Чувствуете ли вы поддержку и интерес к вам других активисто_к Беларуси?

Ксюша: Как человек, который больше всего связан с общественностью у нас в команде, скажу, что поддержка однозначно чувствуется. Но вместе с ней чувствуется и давление. Лично для меня это было большим поводом для выгорания. И наша команда, на самом деле, еще не слишком хорошо сработалась, мы еще не совсем понимаем, каким образом нужно поддерживать друг друга во избежание выгорания, какие механизмы работают, а какие нет. Мы просто стараемся друг на друга не давить и все делать в удобном нам темпе.

Очень круто видеть, что и другие города Беларуси постепенно развиваются. Меня очень порадовал новый проект в Гродно, реализуемый девушкой из школы «OUTLOUD». 

 

– Вы не только ЛГБТ-актвист_ки, но и феминист_ки. При этом когда в Беларуси говорят, например, про домашнее насилие, многие хотели бы говорить только о гетеросексуальных цисгендерных женщинах, откреститься от ЛГБТ, чтобы не вызывать агрессию сразу двумя непопулярными в обществе темами. Как вам кажется, много ли пересечений у феминизма и ЛГБТ-активизма? Важно ли тут сотрудничество? Каким вы его видите?

Ксюша: Безусловно, пересечений много. Во первых, домашнее насилие касается не только гетеросексуальных цисгендерных женщин. Жертвой домашнего насилия может стать каждая и каждый.

С моей точки зрения, в борьбе против устоев патриархального консервативного общества любым уязвимым группам легче достичь чего-либо, если они друг друга поддерживают. Это создает массовость, видимость и ощущение содружества. Какой смысл бороться за равенство одной уязвимой группы, в то время как другую будут все так же ущемлять в правах? Зачем вызывать агрессию непопулярными темами по отдельности, если вместе веселее? 

Солидарность – это сила. Когда людей разделяют и противопоставляют друг другу, это делает их более уязвимыми. Так властвование предрассудков и невежества продолжится и дальше. Людей нужно просвещать и образовывать, а сотрудничество дает больше ресурсов для этого.

Я стараюсь смотреть на мир оптимистично, поэтому думаю, что одна из групп рано или поздно достигнет своих целей. Так не проще ли помогать друг другу, чтобы эти достижения произошли равномерно? 

Дима: С моей точки зрения, тут все просто. Цель у феминизма и ЛГБТ-активизма общая – равные права для всех. Понятное дело, что каждое течение работает с конкретной социальной группой, но я считаю, что мы должны помнить, что делаем это для всех, а не только для себя.

Вопрос домашнего насилия стоит очень остро во всех отношениях. Тут под угрозой каждый. Но не каждого воспринимают всерьез. И с этим нужно бороться всем вместе.


– Каковы ваши истории прихода к феминизму? Что с ним в вашей жизни и мышлении изменилось, что стало сложнее, а что – проще?

Ксюша: Я помню конкретный момент, когда поняла, что я феминистка. Я писала тему о правах женщин по французскому, почитала разные статьи, подсобрала фактов и к тому же решила провести мини-исследование. В итоге написала текст на четыре страницы и поняла, что он, скорее всего, значит, что я феминистка. Те, кто слушали, как я рассказываю тему, тоже пришли к такому выводу.

От недостатка образования ты можешь даже не осознавать, что придерживаешься феминистических взглядов. Очень многие попросту не знают, за что борется это движение.

Саша С: Возможно, моя история прихода к феминизму кому-то покажется забавной, но я большая поклонница певицы Beyoncé. Она и стала той женщиной, которая познакомила меня с миром феминизма. Я училась новому вместе с ней: наблюдая выступления, слушая музыку и узнавая ее как личность. Я восхищаюсь ей и по сей день. 

Благодаря феминизму моя самооценка стала более устойчивой, я перестала думать про себя как про «слабый пол». Стало получаться отслеживать те моменты, когда мышление людей вокруг или мое собственное происходит стереотипно. Стала изменять внутренние установки на более позитивные. 

Я открываю для себя много историй успешных женщин и нахожу в этом мотивацию и силу гордиться собой. Я знаю, что способна на многое, если только сама позволю себе это. 

Одна из важных вещей, которую дал мне феминизм – это ощущение гармонии с собой, со своей душой и телом.

Саша К: Если честно, я не помню, как я пришла к феминизму. Это произошло как-то само собой. Я активно пользуюсь Твиттером и в последние пару лет наблюдаю там феминистическую волну. Там я стала узнавать то, что касается феминизма, и это очень изменило мои взгляды на жизнь.

Дима: В моей жизни случилось так, что не я пришел к феминизму, а феминизм пришел ко мне (смеется). 

С самого детства я не видел гендерной разницы между людьми: для меня все они отличаются только поведением и способами взаимодействия с окружающим миром. Но с возрастом я замечал, что отношение к тем или группам общества не одинаковое. Некоторых выделяют по каким-то признакам и подвергают их дискриминации. В этом я увидел проблему, и примерно в этот же период встретился с таким понятием как феминизм. Как по мне, это просто здравый взгляд на мир вокруг нас. С течением жизни в этом только убеждаюсь.

 

– Что помимо активизма вас интересует и радует? Как вы отдыхаете и восстанавливаете силы? 

Ксюша: Путешествия. Мне нравится узнавать, как устроено общество в других странах, какие там преимущества и проблемы. Да и просто смена обстановки – это всегда круто и волнительно. 

Я отдыхаю в обществе прогрессивных людей, поэтому часто встречаюсь с друзьями или посещаю мероприятия, которые предполагают присутствие таких людей. 

Кроме того, я люблю рисовать. Иногда беру большой лист и яркие краски и рисую прямо руками. Очень помогает побороть стресс. 

Саша С: Мне нравится находить новое даже в повседневных вещах. Среди многочисленных увлечений могу выделить чтение, комиксы (люблю как читать, так и смотреть соответствующие фильмы/сериалы), психологию, а также иностранные языки и культуры других стран. 

Отдыхать и восстанавливать силы предпочитаю в одиночестве или в компании хороших знакомых, друзей.

Дима: По большей части я стараюсь проводить время в хорошей компании. Или могу в одиночку отдохнуть в уютном месте, посетить выставку картин или фотографий, сходить в театр или просто прогуляться с музыкой в наушниках. 

Одно из моих хобби – это знакомство с бродячими артистами на улицах города. Во-первых, это зачастую интересные люди, а во-вторых, мне нравится с ними выступать (я немножко пою). Также провожу много времени за изучением научных статей из самых разных областей.

<< Previous article

Иллюстрации и активизм: художни_цы, которые рисуют феминизм

Subscribe to the newsletter!

Stay updated with the latest articles, news and stories.